В Таразе продолжается судебный процесс по резонансному уголовному делу — фактам массовых беспорядков в Жамбылской области.

Напомним, в феврале 2020 года следственным управлением департамента полиции Жамбылской области начато досудебное расследование по ст. 293 УК РК (Хулиганство). 3 декабря 2020 года в Жамбылской области начались предварительные слушания, в ходе которых было озвучено, что 7 — 8 февраля 2020 года в селах Кордайского района Масанчи, Сортобе и Булар батыр произошли массовые беспорядки с участием большого количества людей. В ходе беспорядков погибли 10 сельчан, один погиб из-за обрушения торгового центра. Телесные повреждения получили 158 граждан и 20 сотрудников правоохранительных органов. Уничтожено 156 жилых и торговых объектов и 102 автотранспортных средства.

Сейчас в Таразе, в здании следственного изолятора СИ-13 УЖД 158/1, проходят прения сторон.

Дело рассматривается Специализированным межрайонным судом по уголовным делам Жамбылской области. Процесс открытый, с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических мер. Председательствует на процессе судья специализированного межрайонного суда по уголовным делам Жамбылской области Айдарбек Замбаев. Отметим, что в 2019 году судья Айдарбек Замбаев вел также резонансный уголовный процесс по громкому делу о насильнике и убийце 9-летней девочки в городе Каратау.

В связи с карантинными ограничениями в зал заседания допускаются только представители защиты и обвинения. Родственникам и журналистам разрешено наблюдать за ходом процесса в онлайн режиме в здании Таразского городского суда №2.

Представителям СМИ предоставлен специальный зал в суде №2 города Тараза с прямой трансляцией судебного процесса из здания следственного изолятора.

По информации пресс-службы областного суда, на скамье подсудимых 51 человек, их на данный момент защищают 40 представителей защиты, из которых 31 адвокат являются основными, и девять — дополнительными представителями потерпевших. Государственное обвинение поддерживают прокуроры Даурен Булгимбаев и Лескер Мешитбаев.

Обвинения подсудимым по фактам массовых беспорядков в Кордайском районе предъявлены по таким статьям Уголовного Кодекса Республики Казахстан, как «Массовые беспорядки», «Незаконные хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», «Вымогательство», «Разбой» и «Убийство».

Накануне в прениях выступил прокурор, который потребовал для защитников села, представших перед судом, до 18 лет лишения свободы.

Адвокат защитников села Болат Омаров в своем выступлении сказал, что данное происшествие оставило глубокий след в сердцах дунган. Однако его речь неоднократно перебивалась участниками процесса.

Приводим стенограмму его выступления:

«8 февраля 2020 года в селах Масанчи, Булар батыр, Аухатты Кордайского района, населенных преимущественно гражданами дунганской национальности, впервые в новейшей истории независимого Казахстана произошли массовые беспорядки, приведшие к трагическим последствиям, гибели людей, их ранениям и увечьям, уничтожению домов и автотранспортных средств вследствие поджогов, угону скота, хищению имущества граждан.

Выражаю глубочайшие искренние соболезнования всем родным и близким, и особенно детям безвременно трагически погибших в мирное время граждан РК. Также выражаю сочувствие тем людям, которые в результате тех событий получили увечья и ранения различной степени тяжести. Выражаю сострадание гражданам, на глазах которых убивали и жестоко избивали их близких и односельчан, дома громили и расхищали имущество. Отдельных слов утешения заслуживают дети, женщины, старики, пережившие ужас той самой ночи с 7 на 8 февраля 2020 года, скрывавшиеся кто где мог – в мечетях, погранзаставах, в оврагах, наполненных ледяной водой, а также массово спасаясь, спешно покинув свои дома и перешедших в поисках безопасности в соседний Кыргызстан. Так как родной Казахстан в это время не защитил их.

С прискорбием констатирую, что в результате нападения на эти села оголтелой, необузданной толпы маргиналов, поддавшихся на лживые, циничные призывы провокаторов о наказании дунган, их выселении за то, что они, якобы, обнаглели, не подчиняются требованиям сотрудников полиции, было убито 10 лиц дунганской национальности. Сожжено и уничтожено 156 домов и коммерческих объектов, 120 автотранспортных средств. Получили различные телесные повреждения 158 человек. А количество угнанного и похищенного имущества не поддается исчислению. Общий ущерб по самым скромным подсчетам составляет более 1 млрд. 700 млн тенге.

Страдания, которые были причинены немногочисленному дунганскому народу Казахстана, никакими словами и ничем не оправдать. 39 детей остались сиротами. В один момент, в результате того что были сожжены их дома, более тысячи человек остались в зимнее время без крова. После описываемых событий до объявленного карантина в связи с пандемией коронавируса родные места покинули более двухсот дунганских семей, уехали на чужбину. Эти люди, у которых после того что сотворили на их глазах полчища, вероломно напавшие на своих же сограждан, подорвана вера в светлое будущее в Казахстане для своих семей, детей. Не надо объяснять, с каким тяжелым сердцем покидали навсегда свою Родину эти люди.

Здесь какой-то женский голос перебивает его

… История переселения дунган восходит к 1878 году, когда, преследуемые китайскими войсками….4 тысячи километров ….дошли всего … я прошу не мешать!…..перебивают  … я хочу это тоже довести  до Вашего сведения, Ваша честь!….    Подсудимый – он защищает нас!

Уважаемый суд! Прошу унять этих моих коллег, которые такое допускают. Выедите этих неугомонных. Препираются

Я понимаю государственных обвинителей – это очень неприятно им будет слушать. Я дальше буду очень резко говорить. Не перебивайте. Препираются – прицепились к слову «полчища».

Уважаемый суд, если будут прерывать, пожалуйста, удалите. Это же ни в какие рамки.

Я говорю это для тех, кто не знает, какая дружба связывала и связывает дунган с нашим казахским народом, я к этому хочу подвести, как вы не понимаете. Предки этих людей более 150 лет назад перешли сюда. Дошла лишь маленькая часть, остальные погибли. Эти люди шли сюда из Китая не просто куда глаза глядят. А шли целенаправленно и конкретно к братьям по вере. И они нашли поддержку у казахского народа. Перебивают

Мне не дали договорить, но я хотел сказать, что благодарные дунгане никогда не забывали и не забудут той помощи, участия и тепла, которые они нашли здесь. И в селе Сортобе, к сведению, установлен памятный знак Ногайбай-бию, известному и уважаемому в то время деятелю, под руководством которого была оказана дунганам помощь.

Такова краткая история переселения дунган в Казахстан. А для последующих поколений дунган, родившихся здесь, это место – уже настоящая Родина, земля единого народа Казахстана. И с другими народами Казахстана их роднит общая история, братская культура, культурные и человеческие связи, сопричастность к достижениям страны и ее проблемам. Никогда дунганская общность не оставалась в стороне от каких-либо событий, в том числе и техногенного характера. В таких случаях от дунганского народа в пострадавшие районы направлялась гуманитарная помощь. Несмотря на то, что дунгане компактно проживают в Кордайском районе, они никогда не вели замкнутый, обособленный образ жизни, вне проблем страны.

На протяжении 150 лет проживания в Казахстане дунганского народа не было никаких конфликтов и потрясений на бытовой, а тем более на межнациональной почве. Более того – многие дунганские семьи породнились с казахскими семьями. Мой подзащитный … непонятно… женат на казашке. Мелкие ссоры и конфликты были между дунганами и казахами. Но разве можно было придавать этому значение, если даже в рамках одной семьи между близкими и родными людьми порою случаются недопонимание и ссоры?

Поэтому трагедия, случившаяся 7 – 8 февраля 2020 года, тем более в священный для мусульман день пятницу, когда многочисленная толпа, поддавшаяся, как потом выяснилось на провокационные призывы отдельных националистически настроенных граждан «наказать дунган», выселить их якобы за то, что они избили старика казаха, а также сотрудников полиции, эта толпа ринулась по селам Масанчи, Булар батыр, где были убиты и ранены множество мирных жителей. Эти бесчинства страшной болью отразились в сердцах немногочисленного дунганского народа. Да, конфликт между братьями Кудашпаевыми из села Каракемир, их отцом, а также жителями села  и сотрудниками дорожной полиции, действительно имели место. Виновные впоследствии судом были осуждены. Но почему в 21 веке в цивилизованном Казахстане у отдельных граждан проснулись звериные инстинкты и они, поправ законы, всю свою злобу выместили на ни в чем не повинных мирных жителях? С таким дремучим, диким подходом можно далеко зайти.

Ведь исторически сложилось так, что в Казахстане проживают более 130 наций и народностей, и все они в равной мере обладают правами и свободами, гарантированными Конституцией страны. Главный и основной закон Казахстана начинается с высоких слов: «Мы, народ Казахстана, объединенный общей исторической судьбой,…». И в это понятие входят все народы Казахстана, в том числе и дунганский. Казахи, как государствообразующая нация, несут ответственность за то, чтобы ни один народ в Казахстане не был ущемлен ни по расовому, ни по национальному, ни по религиозному признакам. При этом вносить смуту в  наши отношения крайне опасно и поддержит решительному осуждению. Результаты рассмотрения настоящего дела ожидают не только дунгане, но и представители всех народов многонационального Казахстана, и также болеющие за лучшее будущее Родины представители государствообразующей нации – казахи.

В рамках рассмотренного дела мои подзащитные 6 фамилий непонятно органами расследования обвиняются в совершении тяжких правонарушений по статьям УК, а также ложного доноса и призывов к массовым беспорядкам. Согласно представленным фактам по делу, на территории сел Булар батыра, Масанчи, Аухатты произошли массовые беспорядки, сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами и т. д.

Наряду с теми, кто фактически совершил убийства граждан в этих селах, причинил многим тяжкие повреждения, о которых я уже сообщал, — что парадоксально – наряду с этими виновниками, следствие почему-то обвинило и моих подзащитных. Это при том что вразрез с выводами досудебного следствия ни один из потерпевших по делу не считает моих подзащитных виновными. Какой логикой руководствовались органы досудебного следования, на полном серьезе представляя на суд такие абсурдные, лишенные логики и смысла обвинения?

На протяжении многих десятилетий, еще с советских времен и по настоящее время, в государстве ведется борьба с так называемым обвинительным уклоном. В своей обвинительной речи государственный обвинитель наглядно продемонстрировал такой уклон. И под конец запросил несуразный, не соответствующий ни закону, ни здравому смыслу срок наказания для отдельных подсудимых. При этом он презрел доказательства, исследованные в суде, словно от отсутствовал в судебном следствии. Конкретно – моих подзащитных он обвинил в участии в массовых беспорядках. Тем самым мои подзащитные обвинялись в том, что они били, убили своих собратьев дунган, в поджогах – то есть в том, что они не делали. Такие обвинения возможны для тех, кто действительно напал 7 – 8 февраля 2020 года на мирных жителей. Но никак не могут быть обвинения в отношении тех лиц, которые как раз-таки вынуждены были защищать своих односельчан от преступников. По сути получается, что моих подзащитных оболгали, перевернули ситуацию с ног на голову, смешали с грязью и посадили на одну скамью подсудимых с теми, кто, собственно, организовал и осуществил эти трагические события. Ведь в последующем, в случае если  непонятно продублирует свой приговор в документ, эти нелепые выводы будут доведены до Верховного суда, до высшего руководства страны и на обозрение международных институтов – мы все-таки надеемся, что до этого не дойдет. Я и мои подзащитные являемся гражданами Казахстана и не заинтересованы в том, чтобы выносить сор из избы. Чтобы над этим не потешался очередной «борат».

В новом постановлении  органы досудебного следования пошли еще дальше. Цитирует   Около 18 часов 7 февраля 2020 года жители Каракемер и другие лица собрались на мосту, ведущем в Масанчи и, игнорируя законные требования сотрудников полиции разойтись по домам, направились в указанное село, где начали учинять массовые беспорядки, сопряженные с насилием, пожогами, погромами, разрушением и уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, а также оказанием сопротивления представителям власти. В последующем силами сотрудников правоохранительных органов, прорвавшись через оцепление жителей Каракемер, и другие лица были вытеснены из Масанчи… и так далее. То есть мифические жители Масанчи, заведомо зная, что принимаются меры по пресечению действий отдельных жителей Каракемер, в целях эскалации конфликта, под предлогом осуществления своего – подчеркну – предполагаемого права по защите села и оказания сопротивления, стали выходить на улицы в целях участия в массовых беспорядках и насилии в отношении жителей соседнего села.

О каких принимаемых правоохранительными органами мерах ведется здесь речь?! Если даже есть свидетельские показания заместителя начальника местной полицейской службы ДП области по событиям 7 февраля в Масанчи, данные им в ходе судебного следствия. «Сотрудников полиции там было 10 – 15 человек, а граждан Каракемера было числом никак не менее тысячи человек». Свидетель Манатбаев также указал, что в Масанчи сотрудников полиции было мало, всего примерно 10 человек, они ходили, ничего не делали. Об аналогичном указали еще ряд свидетелей.

Практически в ходе следствия не прозвучало ни одного доказательства голословного обвинения. И что означают слова – «под предлогом осуществления своего предполагаемого права по защите села…»? Разве пред лицом реальной опасности, каковая в действительности имела место и в Масанчи, и в Булар батыре, граждане, при условии, что их не защищают правоохранительные органы, не вправе сами защищаться?! Ведь в ч. 1 ст. 13 Конституции РК верно предусмотрено, что каждый имеет право на признание его правосудебности и вправе защищать свои права и свободы всеми не противоречащими закону способами. Включая необходимую оборону. Так что у жителей сел, подвергшихся массовому нападению, было законное право по защите своих сел от преступных посягательств. Тем более, как показало досудебное следствие, крайне ограниченный контингент сотрудников правоохранительных органов, как прозвучало из свидетельских показаний, и было видно из видеоматериалов, приобщенных к делу, сотрудники полиции никак не могли повлиять на ситуацию. И, скорее, сами нуждались в помощи.

Дальше в этом документе приводятся сведения о том, что в ходе событий в селах Масанчи и Булар батыр лица дунганской национальности, «вооружившись палками, камнями, лопатами, подручными средствами, приняли участие в массовых беспорядках. То есть они оказали сопротивление напавшим на их села лицам. При этом они игнорировали законные требования сотрудников правоохранительных органов разойтись по домам и не провоцировать конфликт».

Однако это утверждение не нашло своего подтверждения в ходе судебного следствия, так как сотрудники правоохранительных органов сами, в силу своей малочисленности и не вооруженности, нуждались в защите. И никак не могли требовать от дунган разойтись по домам. Наоборот – в Булар батыре прибывшие туда аким области и начальник областного департамента полиции успокаивали лиц дунганской национальности, просили их продержаться и сообщали, что в скором времени на подмогу придут воины национальной гвардии. Это подтверждает ряд допрошенных в суде лиц, также оглашенные в суде показания видеокадров с видеожетона . Сотрудник СОБРа успокаивает дунган, сообщает им, что скоро придут войска. В свою очередь один из дунган говорит, что мы здесь защищаем свои дома, семьи. Нетрудно представить, что было бы в этих селах, если бы на защиту своего села не стали жители.

По материалам дела известно, что дунгане удерживали нападавших со стороны Каракемера. В Масанчи прорывалась многочисленная толпа нападавших со стороны Кордая, которая учинила в итоге поджоги домов. А потом двинулась дальше в Аухатты поджигать, убивать жителей в селах.

Однако жители сел Булар батыр, Сортобе, получившие видеосообщения по ватсап о том, что в Масанчи учинили погромы, что сотрудники полиции не защитили жителей этого села от нападавших – перебивают.  Подвергая свои жизни и здоровье риску, в течение пяти часов в селе Булар батыр, вплоть до прихода сотрудников национальной гвардии, удерживали многотысячную толпу нападавших лиц, обращая их в бегство.

Если проанализировать количество лиц, получивших огнестрельные ранения, то более сотни, то есть подавляющая часть, составляют лица дунганской национальности. Этот пример наглядно показывает, что дунгане защищались и получали ранения. Получали лечение в соседних областях, боясь, что правоохранительные органы будут привлекать их к уголовной ответственности.

Если быть объективными, то лица дунганской национальности, защитившие село Булар батыр, по сути выполнили работу ОВД. Это понимают жители кордайских сел, которые благодарны защитникам за то, что они предотвратили еще большую трагедию для этих сел. Именно поэтому находящимся на скамье подсудимых лицам дунганской национальности не предъявили иски возмещения материального ущерба. Более того – потерпевший по делу дал показания в суде, что он и его дети пережили в ту страшную ночь, и показали суду, что сидящие рядом подсудимые дунгане невиноваты и просили суд отпустить их.

Подсудимый, который обвиняется в участии в массовых беспорядках в Масанчи, показал в суде, что он виноватый, попросил прощения у дунган. Даже подчеркнул, что во время его нахождения в следственном изоляторе, у него скончался отец и с его похоронами помогли… Здесь, понимаете, надо подчеркнуть, что многие дунгане незлобивые люди. Даже здесь есть очень жесткие показания от потерпевших конкретных лиц, они просили их освободить от уголовной ответственности.

Давший показания в суде бывший прокурор Кордайского района свидетель Ашуров показал, что в Масанчи дунгане защищались. Эти слова исходят от квалифицированного юриста.

Поэтому удручает ряд действий со стороны правоохранительных органов, которые наряду с участниками трагедии 7-8 февраля привели к уголовной ответственности дунган, которые встали на защиту своих сел. И это при том, что в ходе судебного разбирательства достоверно установлено, что правоохранительные органы, по большому счету, оставили жителей одних перед лицом многотысячной разъяренной толпы, которая, как показали дальнейшие события, пришли с конкретной целью – жечь, убивать мирных жителей.

Да, в этих селах присутствовал ограниченный контингент сотрудников полиции. Но эти сотрудники никак не могли влиять на нападавших. Называет численность отделов ОВД

Свидетель Манабаев показал, что в Булар батыре сотрудников было мало, они ничего не делали, просто ходили. Подсудимый Каретаев показал, что нападавших было 4-5 тысяч, никакого СОБРа там не видел. И сами сотрудники признавали, что они не могли воздействовать на ситуацию.

При просмотре записи с видеожетона №21 сотрудника СОБР Мусабекова в селе Аухатты установлено, что один из нападавших обращается к нему со словами – дайте нам 2 часа. На другой видеозаписи видно, как многочисленная толпа с дикими криками устремляется в сторону села Булар батыр и слышен голос одного из собровцев – толку нет, пропускай. После неудачных попыток нападавших прорваться в Булар батыр, слышен голос собровца – вам же дали возможность. Речь идет о том, что кучка собровцев, которая стояла в оцеплении перед толпой, как-то пыталась держать их, но фактически не могла это сделать. Поэтому периодически эта толпа, игнорируя СОБР, устремлялась в нападение на Булар батыр.

Эти видеоматериалы, ввиду поспешности судебного следствия, в ходе судебного процесса не были оглашены, назывались отдельные фрагменты.

В видеоматериалах также – правоохранительные органы на КПП «Карасу» не выполнили своей задачи защиты пострадавших граждан перечисленных сел. Есть кадры, когда нападавшие открыто поджигавшие дома, игнорируют сотрудников ОВД. При этом полицейские, которые по сути застигли на месте преступления поджигателя, в соответствии с законом не задержали его. Такого факта не усматривается.

В этих условиях единственной реальной силой, которая достойно противостояла, иначе как агрессорам, не назовешь, стали сами дунгане, которые собрались числом от 300 до 500 человек в селах Масанчи и Булар батыр. Они понимали, что если не остановить нападавших, не сопротивляться, то они сделают в других селах то же самое, что сделали в Масанчи.

В интернете есть кадры, где полицейские на фоне пылающих домов Масанчи безучастно и равнодушно наблюдают за поджигателями и не принимают никаких мер, не задерживают виновных. И таких доказательств бездействия полиции в ходе рассмотрения дела в суде, было больше чем предостаточно. Из уст сотрудников ОВД прозвучали признания, что их было мало и они ничего не могли сделать. Такие же факты бездействия – и еще хуже – одобрения сотрудников полиции, погранслужбы намерения огромной массы лиц, ехавших непрерывным потоком в пострадавшие села в 19.00 часов 7 февраля до 3.00 часов 8 февраля, имели место на КПП «Карасу», стоящем на единственной дороге, ведущей в села Масанчи, Булар батыр, Сортобе и Аухатты.

Допрошенный в суде по делу Шумилов показал, что он проезжал через КПП «Карасу», где присутствовали сотрудники пограничной службы, полиции. И эти люди в камуфляжной форме пропускали через пост со словами – в вашем распоряжении 4 часа. Также они просили проезжающих снимать с автомобиля госномера.

Свидетель … показал, что на посту присутствовали множество сотрудников полиции и погранслужбы, которые не только пропустили их через пост, но и напутствовали словами – помогите казахам! Это подтвердил в своих показаниях сотрудник погранслужбы ,..

Удручающая подробность о том, что, зная, куда и для чего следовали эти потоки автомобилей – а в это время в Масанчи были уже убитые мирные граждане – никаких мер воспрепятствовать движению автомобилей не принималось. То есть получается, что на  КПП «Карасу» способствовали эскалации событий в Масанчи и Булар батыре? А как объяснить тот факт, что потоки автомобилей после окончания событий, в которых они участвовали – убийства, поджоги – абсолютно беспрепятственно двигались в обратном направлении? Почему не задерживали? А как объяснить тот факт, что национальная гвардия, помощи которой в течение многих часов ждали дунгане, защищавшиеся от многотысячной толпы, очень долго ехали? И приехали только к самому завершению этих событий.

Достоверно установлено, что спустя год из многотысячной толпы участников массовых беспорядков, кроме вот этих подсудимых, никто больше не привлечен к уголовной ответственности. Образованная сразу после трагических событий следственно-оперативная группа под руководством генеральной прокуратуры не стала заморачиваться активными поисками участников массовых беспорядков, приехавших в Масанчи, Булар батыр, Сортобе и Аухатты из других областей и городов Казахстана. А обратила все свои силы и мощь на местных жителей Кордайского района.

И что парадоксально – прежде всего, на лиц дунганской национальности, еще и подвергшихся нападению. Это неголословно. Обратите внимание – из 51-го подсудимого 45 являются жителями именно Кордайского района.  Абсурдность еще и в том, что жителей пострадавших сел, на которых было совершено нападение, привлекают к уголовной ответственности. На скамье подсудимых оказались безвинные люди. Непонятно какой логикой руководствовались следственные органы, подводя к уголовной ответственности одних и уводя от  уголовной ответственности непосредственных участников событий под сомнительными предлогами якобы сотрудничества со следствием.